Насколько важно нравиться мужчинам

В последние дни меня несколько раз спросили в комментариях, почему я давно не писала «пятничные» посты, то есть не о косметике, а о жизни, женщинах, «Вселенной и вообще». На самом деле точнее всего на этот вопрос отвечает прекрасная фраза Фицджеральда: «В восемнадцать наши убеждения подобны горам, с которых мы взираем на мир, в сорок пять — пещерам, в которых мы скрываемся от мира». Да, наверное, у меня стало меньше желания пытаться в чем-то убедить людей вокруг, мне достаточно того, что я и мои близкие понимаем друг друга и живем по устраивающим нас правилам. А переубедить кого-то пламенным текстом — это же химера и фантастика, так ведь? Ну так и нечего вставить на табуретку.

И это, конечно, просто трусость. Ну и частично усталость.

Да, я до сих пор читаю такие дремучие высказывания на горячие для меня темы — насилие, феминизм, эйджизм, воспитание детей — что волосы дыбом встают. И поневоле думаешь, что тут ничего уж не исправить, тем более каким-то текстом в блоге — как говорится, «жги, господь, тут уже ничего не осталось». Но на самом деле лично у меня многое в моих взглядах на жизнь изменилось именно в процессе чтения текстов людей с прогрессивным мировоззрением; не от одного какого-то поста или статьи, но постепенно. Так что, наверное, даже один кирпичик в виде моего поста может помочь построить стену.

А сегодняшнюю тему я вынашиваю уже полтора месяца, но она всё никак не созреет до оформленного высказывания. И это — мысли о наших русских женщинах, о том, чего мы сами о себе порой не замечаем.

Для начала предыстория: всё началось в августе во время поездки в Париж. Из аэропорта в отель нас вез русский водитель, не в меру разговорчивый и словоохотливый. Он много рассказывал о том, как ему живется в Париже, и в частности — какие здесь женщины. Например, он с удивлением и смехом рассказал, как во время разговора с понравившейся ему женщиной вдруг взял её за руку:

— А она такая: «Mais c’est quoi ça?!» («Что такое?!» — фр.) И возмущенно так смотрит! А я что ж...ну вот, нравится ж мне она.

Что ж, и не поспоришь. «Потому что нельзя быть красивой такой», ну чего ж ты хочешь — если нравишься мужчине, то что же он может с собой поделать. Сам рассказчик преподнес этот инцидент как пример нелепых ограничений, которые зачем-то существуют в этих самых Европах.

И дальше он перешёл на русских женщин в Париже:

— А русские женщины тут всем нравятся. Какие-то они такие ласковые, располагающие.

Вот, собственно, всего пара фраз, а сколько в них всего. Действительно, женщины у нас ласковые. Точнее, им полагается быть такими. У нас ведь как женщина живет? Кругом сплошные указатели и дорожные знаки: «Будь мягкой и женственной!», «Надо быть уступчивой и понимающей!», «Ухаживай за собой!», «Такой макияж мужчине не понравится!», «Не одевайся как пацанка!», «Мужчины любят длинные волосы!», «В женщине должна быть тайна!», «Самостоятельность — это неженственно!», ну и так далее. Что уж там, средняя русская женщина вымуштрована, как в армии, и даже круче — ей ещё с детсадовского возраста начинают долбить по голове поучениями, как быть нежной принцессой и, конечно же, нравиться.

Нет, ничего плохого в том, чтобы нравиться, нет — плохо, когда надо перешагивать через свои желания ради неких абстрактных мальчиков, парней, мужчин. Всех нас возмущают истории о том, как женщины уродовали себе позвоночник, затягиваясь в корсеты, ломали и гноили ступни, делая «ножку лотоса», пускали кровь и пили слабительное ради «интересной бледности».

Конечно, ломать характер, перешагивать через свои желания, вкусы, в конце концов, стремления (я упоминала в своем тексте про феминизм, что у нас до сих пор эталоном женского счастья является именно семья и дети, какой бы успешной женщина ни была в иных областях) — это не так кроваво и пугающе, но по-моему, сломанная судьба ничем не лучше сломанной ноги.

А я в реальной жизни знаю примеры, когда девушек отговаривали от перехода на другую работу, переезда в другой город, стажировки в другой стране — только потому, что муж/жених/парень был против. И так упускаются возможности, о которых потом горько жалеют. Понимаете, куда приводит эта песня «мужчине не понравится»? При этом в зеркальной ситуации все будут убеждать женщину, что ничего страшного нет, и если мужчина вынужден временно оставить женщину из-за необходимости по работе, то надо его поддерживать. То есть у нас общество готово отстаивать самореализацию (и автономность, независимость, как следствие) мужчин, но для женщины это всегда преподносится как «жертвование семьёй», нежелательное поведение. У женщины фокус должны быть на семье, муже, детях! А ведь все мы помним крылатое выражение о том, что карьера, в отличие от мужчины, не скажет вам однажды утром — «прости, я тебя больше не люблю».

В то время как во всех развитых странах женщины уже поняли, в какую ловушку их загоняет это подстраивание под мужчину, у нас продолжают гордиться своей женственностью, ухоженностью, мягкостью, пресловутой «женской мудростью». Женственность в этом контексте — подавление собственного мнения, инициативы и вкусов в угоду тому, что нравится мужчине. Ухоженность — это многочасовой груминг перед каждым свиданием, как у породистой собаки перед выставкой. Мягкость — нивелирование своего характера до полного исчезновения, чтобы, упаси бог, не искрило нигде и никаких конфликтов не было. А женская мудрость — все эти «умей промолчать», «сперва накорми, а потом говори о проблемах», «у мужа хороший секс, у жены — хорошая шуба», «подскажи свою мысль так, чтобы он решил, что сам это придумал» — это же какие-то правила выживания в рабстве, а не партнёрство и союз равноправных людей.

Помните, кстати, как мне в комментариях к тексту про месячные написали, что в женщине должна быть загадка, тайна, женственность — и поэтому она не должна жаловаться на боль во время месячных, просить мужчину принести таблетку или купить прокладки? Скажите, кому польза от такой «женственности»? Уж точно не женщине, которая из-за предрассудков лишается заботы и поддержки во время недомогания.

В какой только узел себя ни посоветуют свернуть, лишь бы нравиться мужчинам. И конечно, из этого логически вытекает, что если ты мужчине понравилась, то должна быть этому рада. Так что какие там возмущенные возгласы, если вас схватили за руку, талию...да мало ли за что! Это всё кокетство, мы же понимаем, что женщина счастлива любому проявлению мужской благосклонности. Вот мы и пришли к первому эпизоду, рассказанному водителем.

Возможно, вы сейчас искренне скажете: «Ну а что такого, если и возьмет тебя мужчина за руку? Ну понравилась я ему, это же приятно...» Вот только обычно при этом представляют абстрактного вполне симпатичного мужчину, а не дяденьку лет пятидесяти с животиком и потной шеей и неприятным запахом изо рта. Стало противно? Такой пусть не трогает, ни-ни?

Но, во-первых, для кого-то неприятны прикосновения и просто менеджера Васи из соседнего подъезда, без запахов, лысины и животиков. Как их ранжировать? Этот пусть берет за руку без моего согласия, а этот — нет! Может, разумнее просто считать согласие и желание женщины приоритетным в вопросах того, кто и когда её может трогать?

Ну а в-вторых, потный дядька с животиком может отнюдь не считать себя человеком второго сорта. Он мужчина? Мужчина. Вот и радуйся, что понравилась мужчине, у нас же так популярен критерий «нравится ли это мужчинам».

И если вам кажется, что защита личного пространства женщин приведет к асексуализации, то посмотрите на развитые страны: хоть там и вполне реально получить штраф или даже срок за то, что шлепнул женщину по попе (представьте себе такое у нас!), но ничего, браки заключаются, люди крутят романы, по резервациям женщин с мужчинами не разделяют.

Если у нас перестанут считать женщин по умолчанию борющимися за мужское внимание, мы только выиграем. Потому что быть свободной выбирать, как тебе жить и на что ориентироваться: на своё мнение, на мужскую благосклонность или на принципы буддизма — и не быть за это осуждаемой — это уж точно приятно.

Facebook ВКонтакте Twitter YouTube Instagram