Отзыв о коллекции Л’Этуаль La Beauté Défait la Mort (Мария-Антуанетта), часть II: пудры, лаки, кисти

  Victime de la mode

Вчера я показала тени, блески и карандаши из весенней коллекции Л’Этуаль; ещё раньше делилась впечатлениям о румянах, а сегодня наконец закончу отзывом об оставшихся продуктах.

И начну я с пудр, коих в коллекции небывалое количество — аж четыре.

Каждая пудра названа по деталям туалета дам эпохи рококо: это и неудивительно, ведь Мария-Антуанетта тратила на наряды очень и очень много. Во-первых, королеве по этикету предписывалась смена туалетов со строго регламентированной частотой: каждый сезон 12 платьев для торжественных церемоний, 12 для малых приемов, 12 просто нарядных. Ну и, конечно же, в течение дня они просто сменялись потому, что нельзя было к завтраку выйти в том же, в чем будешь обедать!

Модистку мадемуазель Berthin, от которой были без ума все парижские знатные дамы, называли ministre des modes, «министром моды»: королева совершенно не интересовалась, о чем говорят на заседаниях настоящие министры, но свою модистку она принимала во дворце регулярно. Между прочим, это было скандальным нарушением этикета — в личные покои королевы представительницам «черни» вход был запрещен, но когда Мария-Антуанетта уважала этикет и условности? Она запиралась со своим «министром» и придумывала новые наряды, от которых у модниц должны были сжиматься сердца.

А ещё у королевы была привычка каждое утро начинать с книг; но нет, не с тех книг, которые читают. Ей приносили увесистые тома, где на каждой странице были пришпиленные кусочки ткани с её платьев: так ей было легче сориентироваться и выбрать, что надеть сегодня. Не жизнь, а мечта, правда?

Но вернемся к пудрам. Две очень похожие компактные пудры Neglige называются poudre perfectrice (это желтая) и poudre unifiante (розовая). Poudre perfectrice носит имя panier — так назывался каркас, надевавшийся под юбки, ну вы наверняка знаете, этакая «клетка».

А оттенок poudre unifiante назван tournure, то есть турнюр — этакая подкладная подушечка на попу, из-за которой сзади юбки особенно соблазнительно оттопыривались.

Ещё одна компактная пудра — poudre éclat в оттенке corset (ну, что такое корсет, все знают) — на самом деле хайлайтер, довольно незаметный и с мелкими искорками шиммера.

Скажу своё впечатление об этих трех пудрах. Розовая и желтая на коже не дают практически никакого оттенка, просто выравнивают тон лица. Излишней матовости не дают, хотя они и не сияющие, эффект очень естественный и при этом приятный. Хайлайтер же, как я уже сказала, имеет мелкие искорки: его вполне можно использовать и днем, на елочную игрушку похожи не будете.

Терпеть не могу пытаться сделать свотчи пудры, но я попробовала; тут они набраны очень и очень густо, вообще их можно (и нужно) растушевывать, но тогда вы бы просто ничего не увидели.

У всех трёх пудр есть особенность: покрытие очень гладкое и на нем не остается следов от кисти. Сперва кажется, что на кисть вообще ничего не набралось, но вы смотрите не в коробочку с пудрой, а на кожу — туда все отлично переносится, уж поверьте!

Ну и самая броская — большая рассыпчатая пудра poudre libre effet matite в оттенке poudremantel. С пуховкой! Меня тут спрашивали, не декоративная ли она — нет, пуховка как пуховка, именно ими ведь изначально и пудрились, они даже в конце ХХ века вкладывались в рассыпчатые пудры.

Кстати, пудромантель — это такая накидка (или халат) которые надевали дамы, пока им пудрили волосы. Между прочим, я иногда тоже что-то такое вынуждена надеть, если вдруг собираюсь припудриться рассыпчатой пудрой! А что касается причесок в жизни Марии-Антуанетты, то она жила как раз в то время, когда на головах женщин строились пирамиды невероятных размеров: сами волосы ставились вертикально при помощи специальных приспособлений и укладочных средств, а сверху устанавливались корабли, цветы, животные, фрукты, да и просто целые сценки из жизни.

В таких прическах мало того, что приходилось входить в двери, согнувшись (кстати, ради прекрасных дам даже перестраивали потолки) — в каретах дамы ехали...стоя на коленях! Да-да, подняв юбки и трепетно склонив голову, чтобы не дай бог не повредить прическу, которую создавали не один час. Само собой, парикмахеры знатных дам были настоящими художниками, а своего мастера Леонара королева каждое утро вызывала из Парижа.

Кстати, не рассказать ли мне и о пудре наконец? А пудра представляет собой белую матирующую и фиксирующую вуаль, которой хорошо закреплять тон. Ложится она приятно, мне понравилось (хотя пуховкой набирается все же слишком много — советую использовать только кисть), но всё же матирования могло бы быть и поменьше, а то в сочетании с белым цветом это смотрится несколько мертвенно. Хотя, конечно, это очень в стиле той эпохи, когда кожа должна была быть белой, с явно искусственным румянцем и мушками.

Теперь — лаки. Они в коллекции матовые, и их пять оттенков.

Мне сразу захотелось носить их не соло, а сочетая один с другим. Самым приятным (и сразу же просившимся!) было сочетание мятного и сиреневого. Как всегда, в случае двухцветного маникюра я крашу на двух руках ногти с противоположным расположением цветов. Мне кажется, что вариант с двумя сиреневыми пальцами в центре смотрится чуть лучше, но вообще это дело вкуса, конечно.

Мятный называется mat mascarade, а сиреневый — mat théâtre, и тут мне тоже есть что рассказать. Маскарады и театр были двумя большими страстями королевы, и страстями небезобидными. Например, как вы себе представляете маскарады того времени? Нет, речь не о придворном костюмированном бале, а о регулярно устраивавшихся в Париже маскарадах. Место, где под покровом маски (условным покровом, конечно — это только в сказках человека перестают узнавать, едва он нацепит узкую черную полоску на глаза) можно рискованно флиртовать, дерзко шутить, позволить себе более пикантный разговор, нежели позволяет положение. И регулярное посещение Марией-Антуанеттой подобных мест (куда она отправлялась с компанией подруг и друзей из Трианона практически каждую ночь) было также поводом для весьма скандальных слухов. Впрочем, не совсем ложных: именно на маскараде она познакомилась со своим будущим возлюбленным, который был с нею до самого трагического конца её правления.

Ну и театр — что театр? Королева любила театр, и любила так сильно, что завела у себя в Трианоне свой собственный, для аристократов-любителей. И она — о боже! — сама исполняла в нем роли! Можете себе представить, до чего это было вызывающе. Конечно, театр был строго «для своих», и зрителей там было едва ли не меньше, чем актеров, но сам факт: королева кривляется на сцене! Стыд и позор, вот распутница. Впрочем, королеве всегда было глубоко безразлично мнение общества.

Следующая пара, которая так и напрашивалась — это розовый mat bal musette и желтый mat révolution. Опять же, я нанесла их на обе руки по-разному: этому маникюру ещё и повезло с солнышком во время съемки.

Все лаки таких милых пастельных цветов, очень весенних — только один выбивается из общей массы, коричневый mat exécution. Название его, как вы понимаете, означает «казнь». Мне совершенно не хотелось носить его соло; сам-то по себе цвет неплох, но весна же, граждане! Что за траур на руках? Однако совершенно внезапно у меня родилась идея сочетать его с уже «отношенным» желтым: коричневое и желтое — это же классика. А тут ещё и так совпало, что желтый называется «революция», так что последний маникюр с полным правом может символизировать трагический и яркий конец беззаботного правления королевы.

Как мне кажется, тут получше вышел вариант с преобладанием коричневого.

И конечно, мой вердикт относительно качества лаков. Вот тут не всё весело, к сожалению. Ложатся они неровно, с проплешинами, так что ни о каком нанесении в один слой и речи быть не может. В два, к сожалению — тоже; цвет все равно неоднородный, а если нанести потолще, то получается какой-то эффект раскатанной по ногтям фруктовой жвачки. Ну а какая стойкость у трех слоев? Плохая, прямо скажем. Лаки эти на мне очень быстро начинали облупляться и даже шли трещинками, даже с топовым покрытием.

Словом, красота получилась какая-то очень уж ускользающая.

Ну и о кистях, наконец. Коробочка с ними просто очаровательная, ворс — розовый, словом, мечта какая-то. А какова мечта на практике?

Лично у меня к кистям нареканий нет вообще. Ворс мягкий, обрезан ровно, не царапает. Средняя из кистей для теней слишком плотно набита, на мой взгляд, но это может быть делом вкуса. К остальным кистям нет претензий. А если хотите понаблюдать за ними в действии, то сообщаю, что поэтапно показанный в прошлом обзоре макияж выполнялся именно кистями Л’Этуаль.

На этом, кажется, я разобралась с коллекцией «Красота побеждает смерть» полностью; надеюсь, что вам было полезно услышать моё мнение.

Цены на продукты из обзора (без учета скидок):
Лак для ногтей — 348 руб.
Рассыпчатая пудра Neglige — 1062 руб.
Компактные пудры Neglige — 998 руб.
Набор кистей Illusion de la beaute — 1499 руб.

А что из сегодняшних продуктов пробовали вы, или что заинтересовало?

Facebook ВКонтакте Twitter YouTube Instagram