«Красота спасет мир» — история десятая

Делюсь с вами десятой историей, присланной на конкурс «Красота спасет мир». Прислала её Маша, и это совершенно замечательная история, очень большая и интересная. И про красоту!

Сегодня, 22 июня, я не буду публиковать других материалов в блоге - думаю, все вы помните, что это за дата.

Мои бабушки

1. Бабушка Ира

Родилась моя бабушка в 1927 году, войну она пережила молодой девушкой в Москве и эвакуации с семьей. Рассказов ее про войну я помню мало. В эвакуации умерла ее мама после неудачной операции, она тяжело это вспоминала. Поэтому мои воспоминания о ней скорее бытового характера, не военного.

Про войну я помню только одну историю. Бабушка осталась дома одна, это было перед самой эвакуацией, утром. Родители ушли на работу, а младших детей увела няня куда-то прогуляться. Бабушка открыла глаза а у нее на одеяле прямо на животе сидит огромная крыса! И смотри на нее. Бабушка от ужаса натянула одеяло на голову и визжала. Визжала она долго, пока хватило сил и голоса. Потом она осторожно выглянула из-под одеяла, а крыса мертвая лежала возле кровати — она умерла от страха.

У меня в спальне висит большой бабушкин портрет. Это фотография, выполненная на холсте, сделанная моим дедушкой. На ней молодая женщина с черной косой смотрит на нас, слегка наклонив голову. Очень красивая женщина. Мои друзья часто спрашивали, «Она актриса?», «Она, видимо, была очень красивой?».

Дедушка фотографировал профессионально и много, был он художником-декоратором в МХАТ им. Чехова, а по совместительству фотографировал всех актеров для портретов в фойе. Я всегда очень любила эту фотографию. Однажды я спросила дедушку, как она была сделана. Оказалось, что бабушка стирала пеленки в ванной (папа тогда только родился) коммуналки, устала, вышла и прислонилась к косяку, чтобы передохнуть. А дедушка «пристреливал» камеру для чего-то...и сфотографировал. Интересно, что на фотографии у бабушки видны четкие черные стрелки на глазах и подкрученные ресницы.

Глаза

У моей бабушки всегда были накрашены глаза. ВСЕГДА! Это даже по выходным, по вечерам и после 70-ти лет. С глазами связаны аж три забавных истории, которые я помню.

Моя бабушка красила ресницы в парикмахерской. Судя по ее рассказам, процедура в конце 1940-х гг. была примерно такой же как и сейчас. Однажды , покрасив, как обычно, глаза вечером, она не смогла их наутро открыть. «Мамочки, я еле-еле разлепила один глаз...я скорее к зеркалу, а там разбухшие кукиши вместо глаз. Я побежала к Ире стучать...вечером-то в театр идти!» — я помню бабушкин рассказ.

Ира — бабушкина лучшая подруга жила в соседней комнате коммунальной квартиры. Вдвоем они стали отмачивать бабушкины глаза в чае. Потратили они на это ровно весь день и весь запас чая, имевшийся у квартире у всех хозяев вместе взятых. Зато совместными усилиями к времени выхода в театр глаза открывались, и о «кукишах» напоминала небольшая припухлость. На этом роман моей бабушки с «косметичкой» в парикмахерской окончился. С тех пор бабушка красила ресницы исключительно декоративной тушью.

Красила глаза бабушка постоянно, при дефиците туши или денег на нее в юности она предпочитала не умывать глаза (не лицо, что требовало определенной сноровки) и спать с накрашенными, нежели ходить без туши и подводки. Однажды папа (ее папа, мой прадедушка) не пустил бабушку в театр, то ли она без подружек собралась, то ли еще какая-то причина была, но бабушка расплакалась. А глаза-то накрашены...а слезы-то льются. И бабушка стала наклонять голову набок и растягивать веки так, чтобы слезы лились в уголок мимо ресниц. Папа ее смотрел-смотрел на это мимическое представление, рассмеялся и отпустил.

Тушь, та самая в которую нужно плевать — сухой брикетик я выбросила только пару лет назад. От той туши и вообще из бабушкиной косметички мне достался внушительный набор расчёсочек и щеточек для ресниц. А вот подводила она глаза при помощи спички какой-то смесью хны и басмы (некий черный порошок в спичечном коробке), которую ей привезла из Алжира та самая Ира (ныне Ирина Дмитриевна), подружка. Внушительные запасы этой смеси бабушка использовала до 70 лет. Рано или поздно все заканчивается, опустел и коробок, о чем бабушка сообщила Ирине Дмитриевне. Та возмутилась: «Ира, ты что пошла на улицу с „лысыми глазами“?! Я тебе немедленно привезу еще подводки, у меня осталась!».

Театр

В молодости бабушка была заядлой театралкой, она знала афиши всех театров, ходила на все премьеры и представления. В театр с авоськой не походишь, поэтому у бабушки было несколько «театральных» сумочек. Одна из них дожила до моих дней, и я ей до сих пор пользуюсь! Я вообще большая любительница ретро и вещей «с историей», поэтому бабушкины сумочки (а их у меня 3: театральная; бисерная а-ля мешочек и большая на замке) занимают достойное место в моей коллекции.

Ножки

О! Я не могла написать «ноги»...просто не могла! У моей бабушки были самые восхитительные пяточки, которые я только видела. Никогда в жизни у нее не было ни натоптышей, ни мозолей, ни вообще какого-то другого цвета на пятках кроме розового и кожи кроме как «попка младенца». При этом она никогда ничем не мазала, не парила. Про педикюр я от нее в жизни не слышала, но ногти на ногах она точно не красила. Но какие это были ножки! 35го размера, ровненькие, нежненькие! Всем ножкам ножки!

Ручки

Бабушка была белоручкой. В самом прямом смысле! У нее были маленькие аккуратные руки с миндалевидными ногтями и обязательно маникюр. Ногти — это был культ. В придачу к ресничным щеточкам и сумочкам мне достались в наследство около 10 маникюрных наборов всех стран мира цветов и размеров. Когда я была маленькой и только училась ухаживать за ногтями, бабушка специально купила мне набор пилочек, чтобы у меня был свой собственный.

Учила ногтевым премудростям мою бабушку и Иру ее бабушка. Они садились в кресла, моя бабушка, Ира, а ее бабушка читала им книги. А в процессе чтения велела им поглаживать определенным образом свои пальчики, как бы придавая им заостренную форму — чтобы ногти и пальцы принимали миндалевидную форму. У обеих именно такими пальцы и ногти и стали.

Фигура

Папа как-то мне сказал, что у бабушки в молодости была «стандартная» фигура. У нее был четкий 46 размер, приходя в ателье она просто приносила ткань, модель и называла размер. После бабушкиной смерти, переехав в ее квартиру, я нашла старые фотографии на пляже. Бабушка и дедушка на пляже...и там! Молоденькая и очень стройненькая с красивой талией в купальном костюме моя бабушка.

Забавно, что смотря на бабушкины молодые фотографии и на свои я испытываю похожие чувства — такая свежая и стройная. Когда я родилась, бабушка заглянула в кроватку и с ужасом сказала маме: «Вера, она похожа на меня!». Бабушка стеснялась своего большого носа. Нос у меня совершенно другой, а вот склонность к полноте и способность сохранять форму (не расплываться) при большом весе, видимо, от бабушки.

Халатики

Вопреки всем современным советам бабушка ходила дома в халате. Хотя это скорее было то, что называлось «халат-платье». Но что это были за халаты! Один я до сих пор использую, он достался мне в упаковке при разборе шкафа. Темно-красное кимоно с вышитыми гладью китайскими пейзажами на спине. И как же красиво рукава в три четверти спадают фалдами! Любая будет выглядеть как примадонна.

Книжки

Недавно я нашла в старой полке бабушкину копию переведенной польской книжки про красоту. В ней есть все — советы про гимнастику и массаж, про здоровый сон и диеты, про маски для лица. И я оттуда узнала, что база под макияж (!) уже была тогда! Называлась она «грунтовка для лица» и ее можно было приобрести в косметических и галантерейных магазинах. В книге подробно описан процесс нанесения макияжа на всех этапах! На полях есть бабушкины пометки.

Моя бабушка умерла в больнице. После ее смерти я нашла записку, которую она писала оттуда дедушке. Мобильный телефон у нас тогда в семье еще не завелся ни у кого, звонить из реанимации было нельзя и туда никого не пускали, можно было передавать записки через сестер. Там было написано:

«Дорогой и любимый мой Сашенька,
доктор сказал, что все лучше, и мне уже не так больно. Пожалуйста, передай мне белье (белое) и тот порошок, которым я мажу все тело — он в ванной, зеленый пузырек.»

Порошок — это тальк. Бабушка использовала индийский тальк...у него очень красивая коробочка, такая зеленая с розоватыми разводами и тонкий нежный запах.

Моя бабушка...

2. Бабушка Тома

Бабушка Тома родилась в 1921 году. Войну она пережила работая в тылу, но про войну она никогда не рассказывала ни слова. Единственно, что мы знали, что дедушка на войне был, был там контужен и получил инвалидность. Поэтому про бабушку Тому мой рассказ будет совсем не военный.

Бабушка Тома...Тамара...на самом деле ее звали Камилия Гиляровна. Она была польского происхождения, мама и папа ее польские дворяне. Но детективную историю того, как она и ее семья попали в Москву, я опущу. Бабушка не то чтобы скрывала свое имя и происхождение, но предпочитала называть себя Тамарой Григорьевной незнакомым людям, чтобы избежать вопросов. Забавно, что и мы все ее дети, внуки и ее зятья (а их 3 штуки) всегда называли ее именно так ...Тома.

Я бы не сказала, что бабушка Тома была модницей. Но что-то такое у нее было в крови.

Она была очень привлекательна...не красива, а именно привлекательна. Отбоев от кавалеров у нее никогда не было. После войны она работала в столовой Генштаба и по вечерам долго пряталась в подсобке, пережидая пока разойдутся все ее ухажеры, молодые офицеры, ждущие у дверей.

На ее молодых фотографиях, на меня смотрит пышная молодая женщина с высокой прической. Бабушка была очень маленького роста — 150 см. Она не улыбается на фотографиях, а как бы...задорная что ли. Трудно описать.

Кожа

У нее была роскошная кожа! В молодости она использовала после умывания водой и мылом (каким придется!) крем «Снежинка». Подружки всегда спрашивали, что она такое со своей кожей делает, что она такая хорошая. А бабушка не делала ничего! Хотя бабушка рассказывала, что в юности у нее было много угрей, но потом они в один миг все исчезли с началом менструации.

Я помню бабушку уже старенькой, но у нее в самом деле была хорошая кожа. Кожа была...толстая! Звучит очень некрасиво, но кто знает, тот понимает, ЧТО это означает. С возрастом кожа истончается (из-за снижения выработки коллагена) и обвисает под действием гравитации и из-за ослабления мышц и просто изменением ее структуры. Так вот у бабушки, она была толстая! И у нее почти не было морщин!! Ни на лбу, ни на щеках! Сейчас я понимаю, что такого почти не бывает, а тогда почти не обращала внимания. Увы, я не в нее.

Прическа

А еще у бабушки всегда была высокая прическа. С возрастом, волосы поредели, делать прическу было трудновато. Но бабушка использовала специальный валик, сделанный из ее волос (попросту свалянный из волос с расчески), который подкладывался в прическу. Технологию я увидела не так давно, когда моя подруга выходила замуж и ей делали похожую прическу.

Духи и шарфики

Бабушка обожала «Красную Москву». Повсюду были пустые и полные пузыречки с этими духами. Я просто терпеть не могла этот запах, а вот у моей мамы он воспитал любовь к «Шанель № 5». В бабушкином гардеробе, большом трехстворчатом, с зеркалом, была специальная полочка (я так подозреваю для ремней), где стояли эти пузыречки.

В этом же отделении хранились шарфики и платочки. Их было много, но все они верно служили десятилетиями. У бабушки было два любимых газовых платочка: неведомый мне сиреневатый и синий с красными кругами. Неведомый сиреневатый улетел с бабушкиной головы, когда мне был годик и мы с ней гуляли по парку. Догнать его мы не смогли. А вот синий я хорошо помню, самый любимый бабушкин — подарок дедушки.

Дамские хитрости

Вещь всегда меня восхищавшая — подмышники. В пору отсутствия не только личных ванных в отдельно взятых квартирах, но и вообще какой-то воды не из колодца на другом краю улицы, в баню ходили раз в неделю. В таких экстремальных условиях нужно было как-то приспосабливаться. Особенно, учитывая, что тяжелое шерстяное платье или шелковое особенно не постираешь каждый день. Да и платьев-то у простых людей были не десятки. Носили нижнее белье, все возможные рубашки и комбинации и подмышники. Это некое приспособление, которое нашивается на рукав платья (или чего угодно) подмышкой. Оно призвано впитывать влагу в течение дня. Потом его можно отпороть, постирать и прокипятить, и пришить новый. По принципу белых воротничков (их ведь тоже не только военные меняли).

Мне всегда импонировало такое приспособление. Не потому, что я не люблю мыться, это-то как раз не про меня. А потому, что терпеть не могу следы пота на одежде. Я даже в спортивный зал стараюсь выбирать ткани и цвета так, чтобы не видно было, когда намокнет. И меня передергивает каждый раз, как кто-то поднимет руку, а там платье мокрое подмышкой. Фу! Даже когда не пахнет, фу!

А еще у бабушки была великая вещь — калоши! Это были дамские калоши на туфли, на каблук! То есть надеваешь туфли, вставляешь их в калоши и идешь себе по улице. Пришел в гости, снял грязные калоши и ходишь в красивых, чистых туфельках. Ну почему сейчас такие не делают???

Когда я писала этот рассказ, я достала фотографии бабушек. Они такие красивые...молодые! У них счастливые глаза. Наверное, это и есть самое главное украшение — счастливый блеск глаз.

История первая
История вторая
История третья
История четвертая
История пятая
История шестая
История седьмая
История восьмая
История девятая

Facebook ВКонтакте Twitter YouTube Instagram