Древняя палетка Lancome

  Ностальгия, пыль веков и (не)много свотчей

У героя (точнее, героини) сегодняшнего моего рассказа давняя история. Когда был Ленин маленький я была несмышлёной школьницей, в далёкие восьмидесятые, моей маме подарили красивый косметический набор Lancome. Надо сказать, что уже тогда в ГУМе можно было купить подобные предметы роскоши (если можно так выразиться). В набор входили шесть оттенков теней, два цвета румян, тушь и карандаш для глаз. Одним словом, всё, что нужно для счастья.

Коробочка была довольно увесистая, поэтому носить с собой её в сумочке на работу было проблематично, и набор после утреннего макияжа мамы оставался дома. А дома, по странному (и счастливому!) совпадению, днём бывала и я. Краситься мне тогда запрещали (да, в этом отношении мои родители были строги), но кто мог помешать мне, когда мы с набором оставались наедине? Я тянула жадные лапы к заветной коробочке и с упоением красилась, пытаясь овладеть искусством макияжа. Теми же тенями я красила и подруг, и кукол. А что такого? Куклы тоже заслуживают праздника!

Когда мне наконец было официально разрешено наносить на лицо все цвета радуги и выходить в таком виде в люди (а вот этого делать не следовало бы — чем окружающие-то виноваты?), я с упоением стала скупать доступную мне косметику, как уходовую, так и декоративную. Я не могла позволить себе люкс, но для меня были притягательнее пять новых теней по пять грошиков за дюжину, нежели старая палетка Lancome, изученная вдоль и поперёк. И потом, зависать у прилавка, изучая и выбирая — это было для меня таким наслаждением, что я покупала новое хотя бы ради самого процесса.

Палетка Lancome была забыта надолго. Возможно, ею всё ещё красилась мама, но я ею уже практически не пользовалась. Впрочем, уточню — чёрный карандаш был мне отдан насовсем, так как мама контур глаз никогда не подводила. Уже тогда, сравнивая этот карандаш с грошовыми корейско-китайско-ноунеймовыми экземплярами, я начала смутно подозревать, что за люкс не зря просят такие бешеные деньги.

Но речь не об этом.

Я не живу с родителями более десяти лет, и казалось уже, что наши с палеткой пути разошлись навеки. Однако, когда я завела свой собственный блог и стала часто читать чужие блоги и косметические сообщества, то несколько раз наткнулась на ностальгические воспоминания о качестве Lancome прежних лет. И старенькая палетка всплыла в моей памяти. «Как-то она там поживает?» — подумалось мне, и я спросила о ней маму. Выяснилось, что старенькая чёрная коробочка мирно доживает свой век в тумбочке, и никто ею не пользуется.

Так вот, я попросила у мамы эту палетку и вот уже несколько дней с упоением ею играюсь. Румяна в ней кончились, и теней осталось всего пять, а про тушь уже и вспоминать бесполезно. Но палетка — представляете? — всё ещё рабочая!

Я очень не люблю делать свотчи, так как довольно посредственно фотографирую, к тому же макросъёмка требует особенно отточенных навыков. Но сегодня, пользуясь солнечным днём, я выволокла своего ланкомовского бронтозавра на свет божий и устроила ему настоящую фотосессию.

Вот как выглядит палетка. Как видите, даже значок ланкомовской розы уже вытерся — ещё бы, уже около двадцати лет!


Вот такая коробочка. И для сравнения — рядом с помадой, чтобы можно было понять размеры.

Палетка в открытом виде.

Ближе всего к зеркалу — два углубления: в одном была чёрная тушь (увы, никто уже не помнит, какая именно), а в другом — чёрный карандаш для глаз, мой любимец. Делал насыщенную и мягкую линию, очень хорошо ложился на веко, не морща его в складочки. В середине, где пустой блестящий прямоугольник, были румяна: розовые и коричневато-сливовые. Так как это были яркие и беспощадные восьмидесятые, мама наносила румяна щедро: ну, все помнят Мадонну тех лет (или даже, прости господи, какой-нибудь «Мираж»)? Вот, и ничего удивительного, что румяна полностью закончились. В отделении пониже находились кисть для румян и поролоновые аппликаторы для теней. Не знаю, что приключилось с кистью — факт тот, что её тут больше нет. От поролона, пусть даже люксового, я и не ждала долгой жизни, так что тут всё понятно.

Вот уцелевшие тени: цвета после долгих плясок и выбеганий то поближе к свету, то подальше, удалось-таки передать довольно точно.

Как видите, один цвет практически добит: это был белый базовый, так что ничего удивительного тут нет. Зато другие практически нетронуты: мама красила глаза довольно сдержанно из-за своих предпочтений, а я — опасаясь быть пойманной за несанкционированным накрашиванием. Посмотрите, здесь даже сохранилось тиснение на поверхности теней:

Сами тени — живее всех живых, отнюдь не превратились в камень.

Вот зелёный:

Такой вполне себе отчётливый изумруд, не пытающийся прикинуться ничем естественным или нейтральным.

Голубой — немножко разная цветопередача, но в целом можно понять незабудковый цвет и заметить блёстки:

Фиолетовый — явная сирень, и конечно же с перламутром: ведь это восьмидесятые.

Коричневый я не стала свотчить в разных вариантах, тут он передался вполне правдиво: кофейный с золотой искрой.

Белый, как видите, не совсем ещё закончился. При повороте руки видно, что он отчётливо перламутровый, но если смотреть прямо, без игры солнца на поверхности, то становится очевидно, что он даёт довольно-таки нейтральный результат:

Последний цвет мучил меня дольше всех, напрочь отказываясь проявляться на фотографиях. На этой он более-менее заметен:

На самом деле это нежный персик с золотистыми искорками, абсолютно мягкий базовый цвет.

А теперь о сохранности продукта. Тени — живее всех живых! Когда я сделала первый мазок аппликатором по веку, то пришла в ужас: я не ожидала такой насыщенности пигмента! Уверенная в том, что старички будут весьма слабо отдавать свой цвет, я долго вазюкала поролоновым кончиком по квадратику теней и в результате набрала слишком много. Да и вообще они очень насыщенные. С двумя базовыми я быстро приноровилась, а вот остальные постоянно ложатся так ярко, что я спешно вытираю аппликатор, снимаю им излишек и аккуратно растушёвываю, снижая интенсивность цвета.

А ещё они лежат абсолютно ровно и шелковисто, не порываются скатываться или осыпаться. Что тут скажешь? Мастерство не пропьёшь, а бриллианты вечны!

Вот такая у меня сейчас игрушка. Надеюсь, что вам было интересно посмотреть на такое ископаемое. Между прочим, у меня есть ещё более древний артефакт: лак для ногтей Lancome, которому уже и вовсе лет тридцать!

А у вас есть какие-нибудь доисторические предметы из люксовых брендов?

И насколько они сейчас «рабочие»?

Facebook ВКонтакте Twitter YouTube Instagram